Ле Корбюзье. Вилла Савой в Пуасси. 1928-1931 годы (Франция). Оригинальное стилистическое решение интерьеров как неотъемлемая часть пяти принципов современной архитектуры.

                                                                                                           «Архитектура-это артистичная,

                                                                                                             корректная и великолепная игра объемов,

                                                                                                             собранных под светом неба».

 

                                                                                                                                                           Ле Корбюзье.

 

В становлении новых принципов архитектуры ХХ творчество и наследие Ле Корбюзбе играют основную роль. Без преувеличения можно сказать, что это был выдающийся архитектор чье влияние на развитие архитектуры ХХ века огромно. Ле Корбюзье был не просто архитектор в обычном понимании этого термина, он являл собой тот редкий тип художника, в творчестве которого нашли свое отражение многие надежды и разочарования современного движения в архитектуре. Пожалуй нет больше такого мастера, чье творческое кредо, чьи проекты и работы, чьи мысли об архитектуре не вызывали бы до сих пор в профессиональных кругах столь ожесточенных споров и противоречивых оценок. Одно это говорит о масштабе этой личности. Ле Корбюзье вместе с Вальтером Гропиусом и Людвигом Мис ван дер Роэ стоял у истоков современной архитектуры. Но особенностью Ле Корбюзье было то, что в начале своего долгого творческого пути он был не только архитектором, а был блестящим, убежденным пропагандистом и теоретиком современной архитектуры. Именно во многом благодаря его публицистике стало возможным, что идеи и принципы новой архитектуры, интернационального стиля вышли в мире на ведущие позиции. Его перу принадлежат 34 книги, объемом около 7000 страниц и сотни статей, он давал лекции во многих странах мира. За время своей карьеры он построил 75 сооружений в 12 странах и участвовал в разработке проектов для 42 городов. Тем самым он представлял собой прообраз современных крупнейших архитекторов с их межконтинентальными и интернациональными заказами.

Ле Корбюзье архитектор-новатор, помимо поиска внешней формы, стремился при проектировании внутреннего пространства сооружения добиться взаимодействия технической эстетики и пластики пространственной среды, выявить связь и закономерность архитектурного синтеза.

Становление Ле Корбюзье как архитектора проходило в различных проектных мастерских, особое место здесь принадлежит мастерской Огюста Перре, где Ле Корбюзье работал с 1908 – 1909 гг. Именно здесь к Ле Корбюзье приходит понимание о роли и возможности железобетонных конструкций в архитектуре. Железобетону предстоит стать основным материалом Ле Корбюзье, через который он будет реализовывать свои проектные идеи. Отсюда и особенности стилистики творчества Ле Корбюзье  начального периода его деятельности. Делая свой выбор в пользу железобетона, архитектор сознательно идет на ограничение пластической выразительности своих средств исходя из особенностей данного материала. Отсюда и характер языка форм Ле Корбюзье, который по замечанию немецкого исследователя Юргена Едике: « решительным образом обусловлен геометрическими формами, что сказалось не только в пристрастии к простым геометрическим объемам (куб, цилиндр), но и в геометрическом построении членения фасадов», все это характеризует начальный этап его деятельности. В концепции функционализма Ле Корбюзье, безусловно, отдавал приоритет понятию формы. «Архитектура состоит в том, чтобы из необработанного материала создать впечатляющие соотношения форм», - отмечал он.

Ведя формальный поиск, экспериментируя с различными приемами и средствами в области выработки нового подхода к решению внутреннего пространства интерьера, совмещая все это с активной теоретической деятельностью, Ле Корбюзье быстро добился лидирующих позиций в архитектурном процессе 1920-ых годов. К моменту проектирования виллы Савой, Ле Корбюзье уже громко заявил о себе целым рядом интересных работ, особо здесь хотелось бы отметить проект «Дом-ино» 1914 г., постройку виллы Ля Рош - Жаннере в пригороде Парижа Отейе 1923 – 1925 гг., и дома в поселке Вайссенгоф в Штутгарте, Германия 1926 – 1927 гг.

Проект «Дом-ино» ( от латинских слов domus – дом и innovatio – нововведение ), заключал в себе структурный принцип объединения прямых плоскостей и опор в одну систему, что открывало широкий диапазон возможностей для проектирования фасадов и конфигурации планов помещений. Проект Виллы Ля Рош – Жаннере определил поворотный пункт в развитии европейского архитектурного авангарда и привлек пристальное внимание современников к деятельности Ле Корбюзье. Проект показывает внимательное изучение Ле Корбюзье программных установок архитектурной школы Баухауза и творчества голландской группы «Де Стиль», а также его интерес к поиску советского конструктивизма. Здесь впервые в творчестве архитектора во внутреннем пространстве интерьера появляется мотив организации движения на различные уровни помещения, посредством разработки лестничной зоны и введению пандуса. Формальная сторона работы над проектом виллы Ля Рош – Жаннере позволяет говорить о наметившемся отходе Ле Корбюзье от конструктивного рационализма Огюста Перре, который был еще очевиден в проекте «Дом-ино» в сторону создания особой эстетики и пластической выразительности внутреннего пространства. В поселке Вайссенгоф, Ле Корбюзье совместно со своим двоюродным братом Пьером Жаннере, экспериментировали с созданием домов для доступного жилья. Здесь Ле Корбюзье радикально определил понятие слова «дом», а именно прозвучало его знаменитое «дом машина для жилья». Особенно широкую известность получил дом «Ситроен». На основе презентации домов в Штутгарте и домов поселка Пессак близ Бордо, Ле Корбюзье сформулировал в 1926 г., один из самых своих известных программных манифестов «пять отправных точек современной архитектуры». Вилла Савой в Пуасси явилась кульминацией по реализации этой концепции и была итогом обобщения идей и методов Ле Корбюзье, над которыми архитектор работал в течение предшествующих пяти лет. Эта постройка по своему резонансу, которая она получила как в обществе, так и в профессиональных кругах, объективно считается этапной, знаковой постройкой не только Ле Корбюзье, но и  современной архитектуры ХХ века.

Создание такого дома предполагало наличие программы и определенных финансовых возможностей. Как было сказано выше, программа у Ле Корбюзье уже была сформулирована, а затем состоялось его знакомство с респектабельной и состоятельной семьей Савуа из Парижа. Пьер и Эжени Савуа являлись владельцами крупной страховой компании и принадлежали к той категории заказчиков, сближению с которыми Ле Корбюзье настойчиво искал, уже давно еще в то время когда он и художник Амеде Озанфан издавали журнал «Эспри нуво». Представляется вполне логичным, что Ле Корбюзье на правах соучредителя журнала рекламировал на его страницах свое творчество. По данным Ле Корбюзье, самую большую долю аудитории журнала (31%) составляли промышленники и банкиры. Интересен тот факт, что многие читатели журнала стали клиентами архитектора.

В распоряжение Ле Корбюзье был предоставлен находящийся в 38 км, от Парижа большой земельный участок в долине реки Сены. Требования семейной пары заключались в том, чтобы получить в свое пользование загородный дом, где можно было бы отдохнуть во время уикенда всей семьей вместе с сыном-подростком Роже.

Здание виллы представляет собой двухэтажный поднятый на железобетонных опорах, строго функциональный по размерам приближающийся к квадрату, объем, с эксплуатируемой открытой зоной на третьем этаже.  Постоянство этой геометрической формы, ее знаковая символика по мысли архитектора наиболее полно отвечала его замыслу. Квадрат в известном смысле заключает в себе стандарт формы, является ее базисом и основой. Ле Корбюзье прямо исходит из этого положения, он отмечал: «Геометрия – это основа. Кроме того, она является материальным воплощением символов, выражающих все совершенное и возвышенное». Отсюда возникает стремление к совершенству и Ле Корбюзье делает вывод о том, что «Нужно добиться установления стандарта, чтобы разрешить задачу совершенствования». И далее следует вывод: «Парфенон – итог отбора нужного стандарта. Архитектура действует по стандартам. Стандарты это продукт логики, анализа, скрупулезного изучения».

Дуализм положений стандарта и здания виллы у Ле Корбюзье имеют сложную взаимосвязь. Архитектор был убежден, что здание виллы подтверждает положение о непрерывности между древним и современным, и выступает синтезом промышленной стандартизации и классических архитектурных принципов. К примеру, у Андреа Палладио вилла Ротонда, являлась объектом частной, праздной жизни не была типична для его творчества, так как вопросы типологии и систематизации являлись для него приоритетными. Но вилла Ротонда была именно таким исключением, которое одновременно превышает и устанавливает стандарт. Именно так это понимает и  Ле Корбюзье, ведь вилла Савой у него, это, прежде всего дом для отдыха и удовольствия, эта постройка своей архитектоникой должна задавать высший стандарт этого качества. Стандарт и машинная эстетика вещи взаимосвязанные, отсюда становится понятным столь широко известное восхищение и внимание Ле Корбюзье к этим вопросам. Проект виллы во многом основывается на этих положениях, и в известной мере является основой архитектурного решения. Использование автомобиля как связующего элемента между парижской квартирой семьи Савой, и виллой было заложено в фундаментальной концепции проекта. Подъезд на машине к границам дома не был прямым, радиальная траектория движения автомобиля формирует полукруглую в плане форму центральной зоны первого этажа. Все это позволяло подъехать непосредственно прямо к входу. Вся последовательность прибытия к дому строилась в расчете на автомобиль, это и сплошное остекление радиальной зоны центрального входа, и четкий, ритмичный шаг вертикальных опор, которые сменой ракурсов при движении подчеркивают скоростной режим автомобиля. Естественно это явилось прямым следствием по реализации первого принципа Ле Корбюзье: опоры – столбы. Отрывая дом, от земли и проводя под ним внешнее пространство, архитектор формирует особую связь здания виллы с внешней средой. Железобетонные опоры отмечают визуальную границу этой зоны, вовлекая ее в сферу притяжения объема виллы.

Важно отметить, что колонны нижнего этажа являются составной частью конструктивного каркаса – они поднимают над землей основную часть жилой зоны, расположенную на втором этаже. Ле Корбюзье отодвигает колонны вглубь от наружных стен, тем самым, подходя к реализации следующего принципа: свободного фасада. Стены играют роль декоративного экрана, закрывающего конструктивный железобетонный каркас. Легкие навесные панели своей простой формой подчеркивают геометричность формы здания. Горизонталь стен вступает в диалог с вертикалью опор. Ле Корбюзье отмечал: «Вертикаль и горизонталь неизменны. Прямой угол – это как бы интеграл сил, поддерживающих мир в равновесии…с его помощью можно самым точным образом отмерить пространство». Панели перекрытий на отдельно стоящих опорах позволили Ле Корбюзье осуществить принцип: свободной планировки внутри здания и позволило реализовать «свободный план» при планировке помещений. Каркас полностью осуществляет функции несущей нагрузки, и как следствие стены внутри дома могут быть расположены в свободной конфигурации, они подчинены исключительно функции помещений.

Следующий принцип: расположение окон вдоль по фасаду, происходит из навесной конструкции стен. Эта конструкция позволила протянуть ленточные окна сплошной полосой вдоль всех фасадов виллы Савой. Они служат единству внешнего объема здания и усиливают горизонтальность всей композиции. И, наконец, последний принцип из этого установочного ряда: крыши – сады. Плоская форма кровли подчеркивает геометрическую форму здания виллы, не разрушает единство ее внешнего объема. Ле Корбюзье использует внутренний водосток и устраивает на крыше террасу-сад и солярий, тем самым удачно вводя окружающую среду в жилую зону.

Рассмотрим связь этих принципов с планировкой и структурой интерьеров. Общая площадь виллы составляет 440 кв.м. На первом этаже, образуя стеклянный выступ, размещается вестибюль, который фланкируется гаражом на три машины, помещением прачечной, комнатами для шофера и прислуги. В вестибюле тема циркуляции и движения получает оригинальное продолжение в выразительных формах спиралевидной лестницы и наклонного пандуса. Нахождение этих двух элементов очень важно для понимания пространственного построения интерьеров виллы Савой. В понимании Ле Корбюзье лестница делит, сокращает пространство интерьера, а пандус напротив связывает и объединяет его. Здесь следует отметить, что мотив наклонного пандуса появился у архитектора еще на вилле Ля Рош – Жаннере в Париже, но тогда применение его носило локальный характер. Здесь же ему отводится важная роль по формированию образа интерьера, это подчеркивается его центральным расположением. Мы видим протяженный, изменяющийся характер наклонного пандуса, который проходит через все этажи постройки и замыкает на себе весь визуальный аспект восприятия пространства по мере своего развития вверх. Протягивая пандус от первого этажа через все жилые зоны до открытой крыши-террасы, Ле Корбюзье оценивал это как последовательное проведение принципа непрерывной циркуляции, которая позволяет проследить непрерывность плана и структуры внутренних помещений.

Заметно, что поиски яркого пластического образа форм элементов интерьера, рассчитаны, прежде всего, на острое эмоциональное восприятие зрителем, превалируют в интерьерах виллы над их функцией. Ведь и пандус и лестница находятся близко друг от друга, а выполняют одну и туже задачу. Но для Ле Корбюзье это не столь важно, его интересует диалектическое противопоставление двух форм, работающих в итоге на создание запоминающегося образа дома. Этим объясняется характерное для раннего периода творчества архитектора стремление к совмещению элементов инженерного оборудования виллы с архитектурными конструкциями. Это наглядно видно в начале вестибюля на примере сквозного проникания колонны через небольшой столик, который заменяет собой традиционные для зоны прихожей вешалки и шкафы для одежды, и далее в глубине интерьера происходит  совмещение столика-консоли и раковины для мытья рук, с колонной.

Для второго этажа Ле Корбюзье взял за основу планировочную систему характерную для итальянского палаццо эпохи Возрождения, а именно размещение жилых основных помещений на втором этаже. На нем находятся три спальных комнаты, кухня с примыкающим к ней световым двориком, гостиная-столовая, санузлы, открытая терраса-патио.

При изучении плана верхнего этажа видно, что архитектор компонует помещения различного назначения вокруг пандуса, который располагается в центре и является структурным стержнем композиции, он отделяет хозяйственную зону от жилой. Каждую из этих двух функциональных зон Ле Корбюзье организует в форме заглавной буквы L английского алфавита. Основное пространство занимает блок, образуемый гостиной-столовой и просторной открытой террасой-патио, причем терраса занимает две трети данной площади. Стена столовой-гостиной выходящая на террасу выполнена в виде сплошного остекления. Инженерное решение стеклянной стены поделенных на две одинаковых рамы не предусматривало устройства дополнительных сегментов внутренней конструкции. Важно отметить, что одна из рам с помощью специальной лебедки могла полностью сдвигаться, стирая тем самым границу между интерьером и открытым пространством террасы. Все это расширяло функциональные дополнительные возможности по использованию помещения гостиной-столовой в зависимости от ситуации. В планировке общественной зоны оригинальную трактовку получили принципы свободного фасада и расположение окон вдоль по фасаду. Ле Корбюзье размещая ленточные горизонтальные окна по всему периметру верхнего этажа, для того чтобы не нарушать единство архитектурной композиции и проводя принцип непрерывности развития пространства, решает полосу окон по стене террасы в виде не застекленного открытого проема. Таким образом, Ле Корбюзье используя этот прием, трактует, открытую террасу как локальный ограниченный объем, с функцией интерьера, включая его в общую структуру помещений. Применение в интерьерах виллы «Савой» горизонтального окна имело еще один важный аспект. Ле Корбюзье этим изменяет традиционную концепцию перспективной репрезентации пространства. Это отмечает преподаватель кафедры теории и истории архитектуры Принстонского университета, Беатрис Коломина «Окно Ле Корбюзье…соответствует пространству фотокамеры». Далее она говорит о дискуссии между Огюстом Перре, отстаивавшим вертикальное, так называемое французское окно и Ле Корбюзье, пропагандирующим ленточное окно. По ее определению: «Ле Корбюзье аргументирует свою позицию тем, что оно (ленточное окно) создает лучшее освещение, ссылаясь при этом на таблицы для определения времени фотоэкспозиции». Беатрис Коломина делает интересный вывод о том, что «…намеренное «рассеивание» взгляда в виллах Ле Корбюзье 20-х годов, где пространство воспринимается в движении…», работает на  «…упразднение глубины ландшафта с помощью ленточных окон». Поэтому можно предположить, что ленточные горизонтальные окна виллы Савой если так можно выразиться работают как видоискатель фотокамеры, через который человек воспринимает внешнее пространство.

Как уже было сказано выше, на втором этаже дома помимо остальных помещений имеются три спальных комнаты. Особенно примечательна планировка спальни хозяев совмещенной с ванной комнатой. Здесь идет речь о своеобразии формального языка форм Ле Корбюзье. В решении пространства ванной архитектор к пластике объемов подключает активное цветовое решение. Ванная комната имеет верхний световой фонарь. Между спальней и ванной нет обычной перегородки с дверью, это зонирование происходит за счет скульптурно трактованного лежака. Вся ванная комната облицована керамической плиткой. Причем пол, стены и шкаф-перегородка облицованы крупным продольным модулем белого цвета, а лежак вместе с ванной и ее ступенчатым подиумом решены мелким модулем, в форме квадрата. Плитка подиума и ванной имеет голубой цвет. Интересная деталь, объемная зигзагообразная форма лежака противопоставлена прямоугольной нише ванной, выполненной вровень с подиумом. В другой спальне в примыкающем к ней санузле одна из стен плавно огибает форму ванной. Все это, по словам профессора Соловьева Н.К. «…формирует единую архитектурно-скульптурную композицию, предвосхищающую программные пластические поиски в постройках Ле Корбюзье 1950-х – 1960-х годов». Применению белого цвета в вилле Савой архитектор придает особую важность, с одной стороны белый цвет в решении фасадов формирует восприятие образа виллы как чистого кристалла, а с другой стороны в интерьере не все так однозначно. Хотя Ле Корбюзье говорил об определяющем значении белого в интерьере, подчеркивая «чтобы мы научились жить и мыслить на фоне белых стен». Но в интерьерах виллы присутствует звонкая полихромия цвета. Выявляя тоновой и цветовой контраст Ле Корбюзье, учитывает психофизические и информативные возможности красок. Им  контрастно решается покраска стен, отдельных элементов инженерного и мебельного оборудования. Плитка пола также имеет различный цвет в зависимости от зонального расположения помещений. Дверные проемы  выделяются контрастными цветовыми пятнами на нейтральном фоне стен, окрашенных в белый или серый цвет. В этом видна определенная близость к голландской группе «Де Стиль». Окружая белый цвет в интерьере чистыми контрастными цветами Ле Корбюзье тем самым, делает его более заметным и акцентированным он уменьшается в количестве по сравнению с экстерьером, но приобретает другое качество.

Говоря о мебельном оборудовании виллы, следует отметить, что Ле Корбюзье как впрочем, и другие лидеры функционализма тяготеет к преобладанию встроенного оборудования исходя из того, что оно позволяет освободить, разгрузить внутреннее пространство помещения. Непосредственно предметы мебели выполнены Ле Корбюзье в соавторстве с дизайнером Шарлоттой Перриан и Пьером Жаннере. Например, в гостиной-столовой были представлены вертящийся табурет, комфортабельные кресла, шезлонг с регулированием. Они не отличаются рафинированностью деталей и изяществом исполнения, что скажем, было присуще мебели Мис ван дер Роэ, но зато в них присутствует глубокое понимание синтеза формы и конструкции.

Как уже отмечалось на плоской кровле третьего этажа виллы Савой, Ле Корбюзье разместил, террасу-солярий и небольшой декоративный сад.  Эксплуатируемая крыша в проекте это было вполне ожидаемо, но интересно другое как архитектор решил ее оформление. Непосредственно зона солярия отгорожена от внешнего пространства стеной, она образует ширму-экран, ее изогнутые лекальные очертания выгодно взаимодействуют с подчеркнуто геометрическим характером здания и сообщают дополнительную пластику его облику.

Если посмотреть на план, то можно с большой долей вероятности предположить, что истоки появления этих криволинейных форм нужно искать в  живописи Ле Корбюзье. Как известно в 1918 г. Ле Корбюзье совместно с Амеде Озанфаном основал и являлся лидером нового направления во французской живописи – пуризм. Заявленная как альтернатива кубизму эстетическая концепция пуризма стремилась к идеальной объективности и базировалась на выявление архитектоники объектов изображаемого. Объектом живописи пуристов являлись прозаические и узнаваемые предметы повседневности – кувшины, бутылки, очки, трубки и т.д. Архитектурная ясность композиций полотен Ле Корбюзье их формальный характер были близки к его поиску в области архитектурного проектирования. Поэтому вполне логично, что Ле Корбюзье нашел возможность использовать образы своей живописи в архитектуре виллы. Здесь, в абрисе стены солярия наблюдается их двоякое прочтение с одной стороны, эти формы близки к машинной эстетике, напоминают трубы и конструкции трансатлантических океанских лайнеров, с другой стороны они являются архитектурным воплощением форм предметов живописи Ле Корбюзье. С помощью стены архитектор по-новому трактует зону солярия. Используя криволинейные очертания стены, он формирует особую зону экстерьера, придавая ей черты внутреннего объема. Этот объем имеет и свое «окно» и свою «мебель» в виде проема в стене и консольного стола перед ним. Таким образом, композиционное и пластическое решение интерьеров виллы Ле Корбюзье провел в строгом соответствии с декларированными им пятью принципами современной архитектуры.

Вилла Савой редко посещалась своими хозяевами, во время второй мировой войны в период оккупации в доме квартировали немецкие офицеры, после освобождения – американские. Затем здесь располагались с разным интервалом то склады, то дирекция молодежного клуба. Сменив несколько хозяев, к концу 1950-х годов дом пришел в запустение. Но государство взяло виллу под опеку и в 1965 г. вилла явилась одной из первых построек Ле Корбюзье, которой был присвоен статус памятника архитектуры Франции национального значения. Причем сделано это было еще при жизни автора. Вилла Савой пережила две реставрации, одна была проведена в 1960-х годах, другая в 1985 – 1992 годах. Сейчас вилла это музей, принимающий до тридцати тысяч человек в год, которые могут наглядно ознакомиться с этим выдающимся произведением современной архитектуры ХХ века.

Опубликовано в авторском учебном пособии МАО Натальи Нестеровой. "Основные тенденции по организации пространства интерьеров в частном домостроении европейского модернизма 1920-1930-х годов XX века". - М., 2009. - 88 с.