Вальтер Гропиус. Дома для преподавателей и директора Баухауза в Дессау. 1925-1926 годы (Германия). Дуплекс-классический пример блочного принципа в частном домостроении.

                                                                         «Конечная цель всей  изобразительной

                                                                                          деятельности – архитектура».

                                                                           

                                                                                                               Вальтер Гропиус.

 

Вальтер Гропиус, как и Ле Корбюзье и Мис ван дер Роэ стоит у истоков зарождения и становления современной архитектуры. Вальтер Гропиус одним из первых разработал и сформулировал основные аспекты метода и эстетики функционализма. Гропиус был подлинным архитектором-новатором, которого по достигнутым результатам, по обоснованию теоретических положений современного движения в архитектуре, по масштабу и диапазону своей деятельности, можно поставить в один ряд с Ле Корбюзье. Вальтера Гропиуса и Ле Корбюзье объединяла не только общность их теоретических идей, и взглядов на развитие архитектуры, их связывала долгая, многолетняя дружба. Вальтер Гропиус проведя фундаментальный анализ положений формы и функции, сформировал в архитектурной практике принцип «единства искусства и техники». Этим он утвердил одно из краеугольных положений модернизма и заложил основы для художественно-теоретического взгляда на современную архитектуру. Такие его работы как: фабрика Фагус в Альфельде-на Лейне, комплекс зданий Баухауза в Дессау, биржа труда в Дессау, давно вошли в золотой фонд наследия современной архитектуры.

Баухаузу в этом ряду принадлежит ведущая роль. По точной оценке доктора искусствоведения, профессора МГХПУ им. С.Г.Строганова Соловьева Н.К.  «Главное здание Баухауза можно считать манифестом архитектурного функционализма». Помимо основного здания, комплекс построек включал в себя жилые дома преподавателей. Площадкой для них Вальтер Гропиус выбрал расположенный неподалеку сосновый лесопарк. Мэрия города Дессау осуществляла финансирование этого проекта. Команда Вальтера Гропиуса включала в себя ответственного за проектную часть молодого архитектора Эрнста Нейферта, чертежника Карла Фигера, за ведение строительных работ отвечали Ганс Вольгер и Хенс Носселт. Конструкция и проект домов были разработаны за один год, примерно в тоже время, что и основные корпуса Баухауза. Было спроектировано и построено четыре дома, это три дуплексных дома для преподавателей и один дом для директора.

Сразу несколько известных художников и архитекторов проживало в этих домах за период их педагогической деятельности в Баухаузе. Каждый из трех домов был рассчитан на проживание в них двоих преподавателей с семьями, и предоставлялись на правах аренды. С 1926 по 1927 гг. дома занимал следующий интернациональный состав специалистов: Ласло Моголи-Надь и Леон Фейнингер, Георг Мише и Оскар Шлеммер, Василий Кандинский и Пауль Клее. Дом директора сначала занимал Вальтер Гропиус до своего ухода с поста директора в 1928 г, далее в доме проживал Ганнес Мейер с 1928 по 1930 гг., а затем последний директор Баухауза Людвиг Мис ван дер Роэ с 1930 по 1932 гг.

Чтобы понять, откуда взялось композиционное и конструктивное  решение этих домов, стоит на наш взгляд обратиться к постройке Гропиуса 1924 г. В этом году Вальтер Гропиус совместно с Адольфом Мейером реализовали в Йене проект частного дома для профессора физики Феликса Аербаха. Задачи, которые были тут решены, могут считаться классическими в области внешнего объема и планировки помещений для Гропиуса. Годом позже они послужили основой для проектирования домов для преподавателей Баухауза. При взгляде на дом в Йене видно, что Гропиус использует блокированную комбинацию из двух объемов. На первом уровне располагаются столовая и  музыкальный салон, на верхнем уровне гостиная и спальни. Помещения столовой, музыкального салона сблокированы со стороны сада, а общий коридор, кухня, кладовая находятся со стороны улицы. На плоских эксплуатируемых крышах, как низкого блока, так и высокого блока размещаются открытые террасы. Внешний облик дома формируют, кубистические объемы.

Вальтер Гропиус задумал дома для преподавателей Баухауза как достаточно представительские с повышенным уровнем комфорта, с оригинальным планировочным решением. Три дуплексных дома для специалистов идентичны по своей планировке и деталям. В этом явственно просматривается повышенное внимание Гропиуса к вопросам стандартизации. Для него это является важным программным положением по внедрению в жилищное строительство технически новых современных возможностей, прежде всего это касается вопроса введения в практику промышленного изготовления строительных элементов.  Каждый дом симметрично посредине делится на две половины, которые помещались по отношению друг, к другу под углом 90 градусов. Причем каждая половина дома является зеркальным отражением другой.

Рассмотрим планировку отдельно взятой половины (блока) дома. Вход находится со стороны просторной площадки, являющейся общей для обеих частей дома. На первом этаже располагаются гостиная, столовая, кухня, кладовая, дополнительная подсобная комната и санузел. Все эти помещения группируются вокруг холла, причем он своим контуром повторяет внешние очертания блока половины дома. В холле находится лестница, ведущая на второй этаж. Одну часть блока занимает гостиная, другую часть все остальные помещения. Столовая и гостиная объединены широким дверным проемом и обе имеют выходы на боковую террасу. Центральную зону, связывающую две части дома, занимает обширная студия, с большим от пола до потолка окном. Объем студии включает в себя одну часть верхнего блока и ее площадь практически равна площади остального пространства второго этажа.

Помещения второго этажа также размещаются вокруг лестничного холла. Это студия, спальни, комната для гостей и кабинет. И студия, и две других комнаты имеют выходы на верхнюю открытую террасу-балкон. Лестничный марш, который проходит через два этажа, имеет выход на плоскую, эксплуатируемую крышу. Особенностью плана домов для преподавателей заключается в том, что жилые комнаты в них достаточно стандартны и небольшого размера. Формирование внешнего объема и интерьеров дома по блочному принципу по замыслу Гропиуса должно было стать основой схемы для проектирования других домов подобного типа. В зависимости от количества жителей и их потребностей этот принцип позволял быстро проектировать и возводить здания по отработанной, хорошо зарекомендовавшей себя схеме. Таким образом, исходя из выше сказанного видно, что Гропиус близок к знаменитому высказыванию Ле Корбюзье, который в те годы заявил, что «дом машина для жилья». Впрочем, в отличие от Ле Корбюзье, планировка домов для преподавателей Баухауза не имеет свободного плана помещений и склонности к трансформации внутреннего пространства. Напротив, их план за исключением студии предельно стандартизирован. Есть мнение, что пространственные схемы построения частных интерьеров Ле Корбюзье и Мис ван дер Роэ в отличие от Вальтера Гропиуса являются более прогрессивными. Но представляется, что Гропиус подошел к этому вопросу, имея свою точку зрения, намеренно отказавшись от свободно перетекающего пространства интерьера, он последовательно провел принцип разграничения помещений по четко установленному функциональному признаку. Гропиус выстраивает компактную схему расположения помещений, и их некоторая изоляция друг от друга дают людям, важную, необходимую меру личного, интимного пространства для спокойного, комфортного проживания.

Характер внешнего вида домов определяется подчеркнутой ассиметрией фасада и кубической конструкцией отдельных частей. Сочетание и взаимодействие горизонталей и вертикалей, к примеру, плоскости окна студии и остекления лестничного марша, также являются особенностью пластики фасадов. Так как дома для преподавателей были неотъемлемой частью комплекса Баухауза, то логично, что в их конструкции присутствуют сходные черты, это, прежде всего мотив отсутствия ярко выраженного главного фасада: только при изменении точек зрения раскрывается вся сложность и оригинальность объемно-пространственного решения дома. Так же общее в структуре внешнего облика основного здания Баухауза и домов преподавателей находит место присутствие контраста между белым массивом стен и темной столяркой окон с их, четко поделенной на сегменты внутренней конструкцией. Большое ленточное окно помещения студии, протяженные балконы-террасы которые «оборачивают» углы здания, их тонкие металлические ограждения - все эти компоненты являются отражением новой эстетики современной архитектуры.

Внутреннее оформление помещений домов отличалось подчеркнутой конструктивностью оборудования и строгостью цветового решения интерьеров. В его проектировании помимо преподавателей принимали участие и талантливые студенты Баухауза. Отличительной особенностью мебели было то, что основой ее конструкции являлся почти всегда стальной хромированный каркас. Мебель разрабатывал выдающийся дизайнер мебели, в последствии архитектор Марсель Брейер. Особенную известность получило его кресло «Василий» 1925 года, посвященное Василию Кандинскому, оно отличалось оригинальным сочетанием хромированного трубчатого каркаса конструкции с натянутыми на него полосками кожи выступающих в роли сиденья, спинки и подлокотников. Интересно, однако, что Василий Кандинский в своем доме, «разбавлял» сугубо конструктивную мебель Баухауза, исторической мебелью традиционных образцов. Остальная мебель представляла собой четкое сочетание прямых углов и простых геометрических объемов, ее плоскости были окрашены в черно-белые цвета, что привносило в интерьер дополнительную остроту и контраст.

Инженерное оборудование в домах выполняло не только сугубо практическую функцию, несло оно также и эстетическую нагрузку. В частности в гостиной дома Георга Мише и Оскара Шлеммера радиатор отопления не замаскирован и скрыт, напротив он занимает видное место в интерьере. Своим масштабом и расположением, четким вертикальным ритмом он претендует на роль декора в интерьере. Это подчеркнуто расположенной над ним станковой картиной. И радиатор и картина выступают в интерьере равноценно и совместно формируют эстетику жилой среды. Здесь видно проявление программных установок функционализма.

Как уже было сказано выше, колорит интерьеров был строг и даже несколько аскетичен. Обычно это были белый потолок и стены в сочетании с темным полом. На примере интерьера гостиной дома, который занимал Ласло Моголи-Надь, видна ведущая роль цвета в формировании структуры помещения. Переход от темного пола к светлым стенам и потолку осуществлялся постепенно. Сначала темный цвет количественно уменьшался и проходил в локальных плоскостях мебельного оборудования, еще принадлежа зоне пола. Затем выше он сужался до границы покрытия над изголовьем дивана, окантовки картины на стене и отбития верха стен темным плинтусом, это включалось в зону стены. И, наконец, на потолке количество темного цвета, становилось минимальным оставалось в решении горизонтальной основы конструкции неоновых светильников.

Надо сказать, что живописцы Василий Кандинский и Пауль Клее имели свой, отличный от Вальтера Гропиуса взгляд на колористическое решение жилых интерьеров дома который они занимали. В отличие от строгой черно-белой гаммы интерьеров остальных построек, они свои интерьеры решали в контрастной полихромии, кстати, оригинальное цветовое решение интерьеров их дома было восстановлено входе реставрации 1999 г. Что касается конструкции, как дома директора, так и остальных построек, то можно отметить некоторое противоречие между эстетическим и функциональным идеалом с одной стороны, и технологическими возможностями с другой. При возведении стен домов железобетон не применялся. Гропиус применил технологию строительства, примененную в 1924 году при  реализации виллы Феликса Аербаха в Йене. Из смеси шлака и песка делались блоки определенного размера, с учетом удобства работы с ними строителями. После возведения здания стены покрывались белой штукатуркой. Эти блоки предусматривали хорошую термоизоляцию. Хотя в помещениях студий, где находилось большое окно, такие проблемы возникали, особенно в зимнее время года.

Резиденция директора занимает особое место в ряду домов для преподавателей  Баухауза. Внешний облик дома формирует взаимодействие двух объемов первого и второго этажа. В доме директора в отличие от остальных домов не было помещения студии. Но план помещений подчеркивал представительские функции данной постройки.  Были добавлены несколько спален и расширено пространство зоны гостиной. В отличие от замкнутых помещений других домов, Вальтер Гропиус применяет здесь довольно свободную планировку, к примеру, зона гостиной от зоны столовой отделяется не стеной, а легкими матерчатыми занавесями. Последовательная установка Гропиуса на стандартизацию и функциональность внутреннего оборудования, привело к появлению в интерьере многочисленной встроенной мебели в жилом пространстве, на кухне к размещению встроенного оборудования для мытья посуды. Это определялось современным, комфортабельным статусом дома. В ходе проведения маркетинговой компании по рекламе осуществленного проекта домов для преподавателей был снят короткометражный фильм об интерьерах и оборудовании резиденции директора Баухауза. В нем в частности показывалось и демонстрировалось зрителям преимущество встроенного оборудования кухни.

После того как Баухауз в Дессау был в 1932 году закрыт, подвергшиеся значительной перестройки дома использовались как жилье для работников авиастроительной компании.

В марте 1945 года дом директора и смежный с ним дом сильно пострадали от авианалета войск антигитлеровской коалиции. В 1960-ых годах в ГДР дома были признаны памятниками культурного и архитектурного значения, однако прошло около 30-ти лет, прежде чем была начата работа по восстановлению и реставрации домов, произошло это уже после объединения Германии. В 1992 – 1994 гг. была восстановлена половина дома пострадавшего от бомбежки, затем в 1998 - 1999 гг. был отреставрирован дом В.Кандинского и П.Клее теперь там располагается музей, реставрируются и другие постройки. Все это делается на волне повышенного внимания к наследию раннего модернизма. Комплекс домов преподавателей Баухауза по праву признан его классикой.

Опубликовано в авторском учебном пособии МАО Натальи Нестеровой. "Основные тенденции по организации пространства интерьеров в частном домостроении европейского модернизма 1920-1930-х годов XX века". - М., 2009. - 88 с.